Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » События

Поистине золотые субмарины — часть II

Понедельник, 5 декабря 2011

Результатом огромных вложений в АПЛ может стать «лодочный разнобой»

Окончание. Начало читайте в предыдущем номере. (копия статьи на ВПК.name)

Ценообразование при реализации Госпрограммы вооружения – еще один серьезный и весьма непростой вопрос. Летом-осенью текущего года все граждане РФ могли следить в теле- и радиоэфире, на страницах печатных газет и журналов за перипетиями противостояния российского военного ведомства и отечественного оборонно-промышленного комплекса.

Трудности ценообразования

«Разруливать» ситуацию, как это стало принято у нас в стране в последнее время, пришлось лично президенту и премьер-министру. Хотя казалось бы, в условиях рыночных отношений, которые существуют в России на протяжении двух десятилетий, все подобные конфликты вроде бы должны улаживаться иным порядком, без привлечения двух первых лиц государства.

Причем что интересно: и заказчик (в лице Минобороны), и исполнитель (в лице предприятий ОПК) принадлежат в том или ином виде одному и тому же владельцу – самому государству. Или компанию, открытое акционерное общество со стопроцентным владением акциями государством или государственными корпорациями и банками можно назвать как-то по-другому – не госкомпания?

С одной стороны, понятно желание кораблестроителей «забить» в стоимость выполняемых ими работ цену содержания социальной инфраструктуры и прочие вроде бы непрофильные активы. Но вместе с тем нельзя просто-напросто отмахиваться от желания заказчика, Минобороны, снять с себя груз расходов, которые не имеют прямого отношения к закупкам вооружения и военной техники, поддержанию обороноспособности государства. Однако подчеркну еще раз: и заказчик, и исполнитель принадлежат государству, поэтому если, грубо говоря, на детсады у предприятий ОПК нет денег в бюджете Минобороны, то пусть правительство их выделит через, так сказать, профильные министерства и ведомства.

Вопрос выеденного яйца не стоит и уж тем более не повод для запуска «триллера» в теленовостях. Кроме того, не будем забывать, что и детсады, и профилактории, и остальная «непрофильная» инфраструктура в том же, к примеру, Северодвинске очень важны. Без них нормальное функционирование судостроительных предприятий фактически невозможно. Правда, есть и другой способ снятия данной проблемы с повестки дня – предприятие избавляется от «социалки», но одновременно зарплата сотрудников должна вырасти не менее чем в 2–2,5 раза. И пусть рабочие, техники, инженеры уже тогда сами решают, с кем оставлять своих детей, в каком санатории и за какую сумму отдыхать.

Однако в этом случае мы подходим к другой проблеме – повышение в таком масштабе зарплаты работникам при нынешнем уровне производительности труда на российских промышленных предприятиях (а она, по самым скромным оценкам, существенно ниже по сравнению с США, Западной Европой или наиболее развитыми странами Азии) неизбежно приведет к стремительному росту себестоимости и закупочной цены продукции российского ОПК.

К примеру, подписанный в Северодвинске с Объединенной судостроительной корпорацией контракт на постройку четырех атомоходов проекта 885М заявлен в размере 164 миллиардов рублей, но в реальности, как представляется, обойдется заказчику в более крупную сумму. Ведь, скажем, стоимость постройки головной субмарины определена в 47 миллиардов рублей, что даже при грубом умножении на четыре корабля дает 188 миллиардов. Откуда возьмется разница в 24 миллиарда рублей? Опыт последних двух десятилетий свидетельствует: цена конечной продукции отечественной «оборонки» практически во всех областях постоянно увеличивается, что обусловлено инфляцией, ростом тарифов естественных монополий, стоимости конструкционных материалов, комплектующих и оборудования.

Примечательно, что Минобороны РФ будет подписывать контракты с промышленностью на период до 2018 года исходя из коэффициентов-дефляторов, утвержденных Минэкономразвития и составляющих до 2016-го всего 3,5 процента, а в период 2016–2018 годов – и вовсе 2,5 процента. Однако председатель Центрального банка России Сергей Игнатьев в минувшем ноябре заявил: одной из целей денежно-кредитной политики на следующие три года является снижение инфляции в нашей стране до 5–6 процентов в 2012 году, до 4,5–5,5 процента – в 2013-м и до 4–5 процентов – в 2014-м. Причем это пока только сформулированная задача, а удастся ли с ней справиться на самом деле, мало кто из экономистов берется предсказывать. Например, в завершающемся году ожидают инфляцию на уровне 7 процентов. Можно с уверенностью сказать, что стоимость последующих атомоходов окажется выше либо же заказчик – Минобороны будет каждый раз «делать удивленное лицо» и выносить проблему ценообразования на уровень правительственных дебатов и «ручного управления».

Куда уж тут рост в 2–2,5 раза зарплаты специалистов судостроительных предприятий, если даже сегодня цена российской многоцелевой атомной подлодки не слишком уступает по аналогичному показателю принадлежащей к тому же классу американской АПЛ типа «Вирджиния»? Сравните: стоимость четырех «Ясеней» – 164 миллиарда рублей, восьми «Вирджиний» (согласно подписанному в декабре 2008 года с компаниями «Дженерал Дайнэмикс» и «Нортроп Грумман» контракту с фиксированной ценой) – 14 миллиардов долларов. То есть около 432,6 миллиарда рублей за восемь субмарин или 216,3 миллиарда рублей за четыре АПЛ. После нехитрых подсчетов получаем, что стоимость российской подлодки по многолетнему контракту по сравнению с американской субмариной различается всего в 1,3 раза (это без учета, как мы выше определили, неизбежного роста цены кораблей хотя бы в результате инфляции). Причем ранее представители ОСК отмечали, что в этом году многолетние контракты на постройку подлодок будут заключаться по плавающей цене, а фиксированные цены станут определяться исходя из стоимости закупаемых для них систем и оборудования и вводиться уже впоследствии конкретно по каждому кораблю. Можно предположить, что такая стоимость окажется не ниже цены «Казани», то есть 47 миллиарда рублей (около 1,52 млрд долл.).

Средняя зарплата по Севмашу находится на уровне 23 тысяч рублей, но вряд ли среднее жалованье по «Нортроп Грумман» или «Дженерал Дайнэмикс» – те же 745 долларов. Вдобавок во время транслировавшихся по телевидению визитов наших VIPов на Севмаш из бесед с работниками выяснялось, что основная масса сотрудников судоверфи получает ежемесячно 15–17 тысяч рублей. А вот на одном из американских сайтов для соискателей рабочих мест на предприятиях ОПК Соединенных Штатов по результатам опроса специалистов компании «Дженерал Дайнэмикс Электрик Боут» (строитель АПЛ для ВМС США) указано, что чертежнику на верфи обещают платить 3200–3500 долларов в месяц, а инженеру самой «низшей» категории – 4930 долларов в месяц.

Дальнейшие комментарии тут, как говорится, излишни. Так что когда руководство военного ведомства РФ начинает заявлять о нежелании финансировать «социалку» наших оборонных предприятий или требовать всемерного снижения цены на их конечную продукцию, надо сначала разобраться с ситуацией в российском ОПК в общем и целом. А вот требовать от предприятий поставки заказанной продукции в обозначенные в контракте сроки и надлежащего качества плюс без всяких там, как у нас вошло в привычку, выбиваний «доплат» пора уже сейчас. В противном случае – вести нерадивых исполнителей в суд с последующим взиманием компенсационных выплат. Иначе программа переоснащения Вооруженных Сил у нас и дальше будет «разруливаться» в ручном режиме с участием президента и премьера, что контрпродуктивно и убивает всякую инициативу и «желание думать» как у заказчика, так и у исполнителя.

Владимир Щербаков

Опубликовано в выпуске № 48 (414) за 7 декабря 2011 года

Источник: ВПК.name – Новости Военно-Промышленного Комплекса России