Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » События

Исламабад – Пекин: не ослабевают «братские» узы

Понедельник, 30 мая 2011

КНР выдвигает ультиматумы Америке, демонстративно защищая своего союзника в соперничестве с Индией, а также готовится наращивать оказываемую ему военно-техническую помощь.

«Это наверняка будет какая-нибудь проклятая глупость на Балканах», – ворчливо бросил однажды Бисмарк, когда его спросили о том, как может начаться общеевропейская война. От военно-политической ситуации в Южной Азии в последние дни внезапно пахнуло характерным холодком классических ультиматумов великих держав образца XIX века.

По сообщениям газеты Times of India, китайский МИД потребовал от Соединенных Штатов «уважать суверенитет и территориальную целостность Пакистана», недвусмысленно заметив после этого, что «любое нападение на Пакистан будет расцениваться как нападение на Китай».

Заявление демонстративно прозвучало на фоне визита пакистанского премьера Юсуфа Реза Гилани в Пекин. По итогам его было объявлено, что Пакистан дополнительно получит от КНР 50 истребителей JF-17, причем «немедленно и без предварительной оплаты». Одновременно Исламабад чуть ли не потребовал от Пекина ускорить развертывание в порту Гвадар китайской военно-морской базы.

Таковы следствия недавней операции американских специальных сил в Пакистане, в результате которой был убит один из лидеров «Аль-Каиды» Усама бен Ладен. Исламабад, по-видимому, имеет все основания для того, чтобы всерьез опасаться возможности нового силового вмешательства Вашингтона, и пытается укрепить свое положение за китайский счет. В том числе и поставками оружия.

Кнопка на троне Великих Моголов

Пакистан – давний друг Китая в Южной Азии. Во внешней политике Пекина трудно сыскать более надежного стратегического партнера. Это имеет свое объяснение, как и нарочитая резкость китайских дипломатов, откровенно поставивших Вашингтон на место.

Два конкурента в борьбе за первенство в Азии – Индия и Китай уже не первое десятилетие ходят кругами, как рукопашники на ринге, выжидая, когда соперник ошибется. В этом поединке важнейшую роль для Пекина играет Пакистан, старательно и последовательно «раскармливаемый» для противостояния Дели.

Неафишируемая, но не являющаяся секретом для экспертов помощь Китая (в том числе опосредованная – за счет северокорейских специалистов) в развитии пакистанской ракетно-ядерной программы – это всего лишь вершина айсберга. Исламская Республика давно и плотно «сидит» на закупках китайского оружия.

Однако куда более серьезными являются инвестиции Поднебесной в инфраструктуру Пакистана. Например, прокладка высокоскоростной железной и автомобильной магистралей из Тибета через пакистанский Кашмир, которая, по сообщению индийских источников, ведется силами военных строителей НОАК.

Вторым таким проектом явилось строительство китайцами в Гвадаре глубоководного порта с прицелом на создание там военно-морской базы. Оба этих замысла полностью укладываются в исповедуемую Пекином «стратегию нитки жемчуга», призванную насытить зону Индийского океана цепочкой военных баз и «сильных пунктов» контролируемой транспортной инфраструктуры. Цель – нейтрализовать позиции Индии в этом регионе по широкой дуге от Мозамбика до Индокитая.

Усиление ВВС

На фоне этих многогранных соображений из области стратегии непрямых действий, оттененных лобовой отповедью китайского МИДа, проанализируем единственное пока конкретное решение – передачу (именно так ее следует трактовать из-за финансовых условий сделки) Исламабаду новой партии самолетов.

Пакистан с 2007 года получил от Китая 30 истребителей JF-17. Это весьма заметная поставка на фоне того авиационного хозяйства, которое сейчас имеется у Исламабада. Пакистанская авиация довольно многочисленна, но львиную долю ее составляют устаревшие машины, нередко 60–70-х годов производства (Mirage III), либо «запоздавшие» по технологии (наподобие того же китайского J-7, в девичестве – советского МиГ-21, активно экспортируемого КНР с 1988 года).

Такой набор машин совершенно не смотрится на фоне индийских ВВС, располагающих значительным количеством достаточно современной техники четвертого поколения (МиГ-29Б, Су-30МКИ, Mirage 2000). Выделяются в пакистанском авиапарке лишь четыре десятка американских F-16A/B block 15, переданных в середине 80-х, да еще эскадрилья их более современных младших братьев – F-16 C/D block 52+, только-только полученных Исламабадом в прошедшем году.

Еще полсотни китайских истребителей добавят пакистанским ВВС боевых возможностей. Особенно если учесть вероятность «очной» схватки двух легких истребителей, более или менее самостоятельно разработанных и производимых гигантами Южной Азии: китайского JF-17 и индийского Tejas.

Можно задаться вопросом и о том, не закроет ли такая поспешная переориентация на Пекин доступ к американской военной помощи, тоже традиционно важной для Исламабада. Однако насколько можно судить, в отношениях нынешней вашингтонской администрации с пакистанским руководством назрел кризис и получить от Америки что-то существенное Пакистану удастся только отчаянными мерами. Например, явно угрожая углублением союза с Китаем, который, честно говоря, мало волнуют такие тонкие темы, как исламский радикализм в Южной Азии.

А мы-то тут при чем?

В потенциальной сделке по продаже JF-17 крайне своеобразно преломляются интересы отечественного оборонного комплекса. Как известно, JF-17 изначально проектировался под российский двигатель РД-93, модификацию РД-33 – «сердца» истребителей МиГ-29. Китайская версия JF-17 для внутреннего употребления (FC-1) должна оснащаться мотором WS-13, хотя специалисты весьма скептически настроены в отношении этого агрегата. Двигателестроение Поднебесной существенно отстает, в результате чего запустить в серию штатный двигатель для истребителя четвертого поколения с более или менее приличным моторесурсом пока не представляется возможным. Особенно велики проблемы, относящиеся к ведению таких фундаментальных отраслей, как материаловедение, металлургия и специализированная металлообработка: к примеру, лопатки и диски турбин китайцам настолько не удаются, что они закупают их «россыпью» в России, после чего пытаются «скрестить» с собственными движками.

Поэтому экспортная версия самолета поставляется строго с российскими двигателями, что на данном этапе дает Москве своего рода рычаг влияния на торговлю этим легким истребителем, являющимся прямым конкурентом (в первую очередь по цене) нашего семейства МиГ-29. Получал JF-17 с нашими двигателями и Пакистан. Очевидно, продолжит он получать их и теперь.

Россия передала лицензию на производство РД-33 серии 3 в Индию, ВВС которой имеют на вооружении около 70 самолетов МиГ-29Б/УБ серии 9-12. Проигрыш недавнего тендера MMRCA на 126 средних истребителей, закончившийся выставлением с конкурса россиян и американцев, конечно, ни в коем случае не развязывает руки Москве в деле военно-технического сотрудничества с Исламабадом – это крайне сложно сделать, а кроме того, пакистанский рынок для нас при самых благоприятных раскладах никогда не будет настолько же выгоден, как индийский, успехами на котором мы тем самым сильно рискуем. Однако в данном случае никто не сможет поставить России в вину демонстративное нельсоновское «сигнал не вижу» в отношении наращивания поставок Пакистану техники с российскими агрегатами.

И наоборот, столь демонстративное желание Китая не допустить даже малейшего военно-политического ослабления Пакистана потенциально задает новое измерение ВТС России с Индией. Очевидно, что Дели с большой озабоченностью воспринимает столь резкие шаги Пекина в непосредственной зоне индийских национальных интересов, поэтому российскому военному экспорту в Индию может быть придан дополнительный стимул.

Кирилл Белов

Опубликовано в выпуске № 21 (387) за 01 июня 2011 года

Источник: ВПК.name – Новости Военно-Промышленного Комплекса России