Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » События

Сергей Чемезов: кто приходит первым, получает самые сладкие куски ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Четверг, 7 апреля 2011

Он заставляет себя ждать, так как в его распорядок вклинилась встреча в российском правительстве. 58-летний Сергей Чемезов – генеральный директор государственного холдинга «Ростехнологии» – является одним из наиболее влиятельных предпринимателей в России. Он руководит работой индустриального конгломерата, на предприятиях которого заняты 800 000 сотрудников. И именно этот холдинг в среду и в четверг будет представлен в Германии. Речь идет об иностранных инвестициях, в которых очень нуждается Россия.

«Тот, кто приходит первым, получает самые сладкие куски»

Глава российского государственного холдинга «Ростехнологии» ищет в Германии партнеров для своих многочисленных компаний. Этот друг Путина твердо верит в то, что с его предприятием все будет в порядке.

Süddeutsche Zeitung: Вы рассчитываете в Штутгарте и в Мюнхене найти новых партнеров. Почему именно в Германии?

Чемезов: Германия – особый рынок. Качество, точность – это не пустые слова. Наше партнерство носит стратегический характер. Так, например, компания Daimler AG в прошлом году увеличила пакет акций нашего предприятия «КАМАЗ» до 11%. Есть много других примеров сотрудничества. И мы хотим активизировать эту работу. Наши металлургические компании заинтересованы в увеличении своих мощностей. Мы можем сделать также предложения в области производства вертолетов и самолетостроения, в том числе и в отношении бортовых электронных систем.

- А что немецкие предприятия могут получить от России?

- Россия – очень большой и растущий рынок. Вы можете получить дополнительную прибыль, и это будет значительно легче сделать, чем где-либо еще.

- Россия уже давно является большим рынком. Тем не менее многие продолжают колебаться.

- Вы можете столкнуться с определенными проблемами, если вы не знаете ситуацию в стране или не нашли правильных партнеров. И поэтому инвесторы немного обеспокоены и рассуждают о том, должны ли они вкладывать деньги, получат ли они их назад и будет ли прибыль. Мы как государственная корпорация предлагаем свои услуги, и это для любого инвестора уже является определенной гарантией. Совершенно очевидно, что за нами стоит государство. У нас еще не было конфликтов с иностранными партнерами. Мы имеем хорошие отношения с такими компаниями как Boeing, Pirelli, Daimler, Siemens.

- Россия в последнее время заключила крупные сделки с Францией, Италией и Китаем. Может ли Германия опоздать на этот поезд?

- Такая опасность существует. Но тот, кто приходит первым, занимает лучшие места и получает самые сладкие куски прибыли. У нас есть много предложений из различных стран. Пока к нам приходят прежде всего крупные предприятия. Мы хотим показать то, что мы способны предложить и какое сотрудничество было бы выгодно не только для нас, но и для наших партнеров.

- Но принято считать, что в России плохой инвестиционный климат.

- Всегда хочется получить больше цветов и аплодисментов. Вопрос об инвестициях будет все время актуальным. Один из главных вариантов решения этой проблемы – значительное увеличение капитала. С другой стороны, само государство должно постепенно сокращать свое участие в компаниях.

- Президент Дмитрий Медведев считает, что коррупция душит экономику. Не это ли отпугивает многих?

- В этом смысле он прав. Поэтому, к сожалению, продолжают проявлять опасение многие малые и средние немецкие предприятия, и они не рискуют приходить на российский рынок. Коррупция и бюрократия мешают развитию наших отношений. Но вместе с нами легче этому противостоять. У нас нет никаких черных касс, никаких контактов с криминалитетом. Мы государственное предприятие, с которым можно честно работать.

- В России стало модным слово «модернизация». К тому же должны быть приватизированы аэропорты, железные дороги и другие государственные предприятия. Ваш гигантский холдинг с сотнями предприятий является, скорее, антиподом модернизации и конкурентоспособности, или это не так?

- С одной стороны, государство является собственником. Однако не чиновники управляют государственной корпорацией. Мы – предприниматели, как и все остальные. Только мы государственные предприниматели . Мы получили в свое распоряжение активы для того, чтобы навести в них порядок. Это только переходный этап. Все наши предприятия будут котироваться на фондовой бирже. Это произойдет, как только они освободятся от долгов, станут интересными для инвесторов, которые вложат в них свои деньги и получат акции. То есть мы сами не будем их держать.

- Большинство этих предприятий без корпорации «Ростехнологии» перестали бы существовать?

- Большая их часть без нас давно бы уже закрылась.

- Но ведь это противоречит законам рынка. Если предприятие работает убыточно…

- …то причины этого могут быть самыми разными. Плохой менеджмент, продукция, которая не соответствует спросу. Кроме того, необходим другой имидж. С некоторыми уже ничего нельзя сделать, они банкроты. Но там, где плохой менеджмент, мы заменяем людей, и вы увидите – эти фирмы вновь оживут. Я думаю, что холдинг «Вертолеты России» в конце мая первым разместит свои акции на фондовой бирже. Это вертолетостроительное предприятие является одним из самых успешных холдингов не только у нас, но и во всем мире.

- Россия является одним из крупнейших поставщиков оружия. Но в последнее время мы узнали, что она теперь все больше сама покупает вооружений.

- Мы пока ничего не импортировали. Все это только разговоры и переговоры.

- А французский вертолетоносец Mistral?

- Он еще пока не куплен. Пока мы только начала переговоры. Сколько они будут продолжаться – я не знаю.

- То есть, такой тенденции нет?

- Нет. Конечно, в настоящее время мы не в состоянии производить лучшие образцы вооружений. Некоторые вещи в других странах лучше. Поэтому мы, к сожалению, не можем сказать, что мы все производим для себя сами. И мы это честно признаем. Но дело в том, что мы просто не можем договориться о том, что мы должны приобрести на Западе. Мы решили, что мы покупаем два корабля, а что касается еще двух, то мы получаем право построить их у себя. То есть мы приобретаем технологии, что позволяет нам производить в нашей стране новые корабли.

- Таким образом национальная гордость прекращает свое существование?

- Национальная гордость должна быть. Это тот мотор, который заставляет нас делать что-то лучше других. Надо смотреть на вещи трезво – не следует изобретать велосипед и вкладывать большие деньги, если этот продукт можно приобрести на Западе. Железного занавеса больше нет! Мы можем спокойно поехать за границу и приобрести тот или иной вид вооружений. Конечно, существуют границы, но не такие, как раньше. Пожалуйста, Mistral продается!

- Президент Медведев подверг критике государственные корпорации, и представители правительства теперь должны уйти из советов директоров крупных компаний. Какую роль государство продолжит играть в экономике?

- Государство должно сохранить свое влияние там, где речь идет об обороноспособности, о безопасности страны. Мы будем продавать все предприятия и все акции тех фирм, которые не имеют к этому никакого отношения.

- Смогут ли иностранные компании приобретать более крупные пакеты акций в энергетической отрасли, чем раньше?

- Вы имеете в виду нефть и газ? Это стратегические ресурсы. Естественно, в этом отношении нужен определенный контроль, но это не обязательно должно быть в форме мажоритарного пакета акций. Может быть, достаточно иметь всего лишь золотую акцию для того, чтобы контролировать процесс. В целом можно сказать, что государство должно управлять экспортом сырьевых товаров.

- У вас 800 000 сотрудников. Сократится ли их число в ближайшие два-три года?

- Конечно. Возьмем, например, «АвтоВАЗ»: в 2005 году на этом предприятии работали 120 000 человек, а теперь их осталось только 75 000 – 80 000. Используются новые технологии, новое оборудование. Но как государственное предприятие мы отличаемся от частного. У нас есть социальная ответственность, и мы не можем просто выгнать людей на улицу. Мы несем ответственность перед государством. Поэтому мы ищем альтернативные варианты и мы смотрим, не можем ли мы предложить им другую работу. Именно так мы и сделали на «АвтоВАЗе».

- Находящемуся в сложном положении предприятию проще присоединяться к вашей корпорации вместо того, чтобы самим проявить творческий подход и попытаться найти выход?

- Очень многие предприятия предлагают нам свои акции для того, чтобы мы взяли их под свое крыло. Так им удобнее, проще и менее опасно, так как в этом случае существует надежный заказ. Они могут это сделать, но только в том случае, если они производят качественную продукцию по цене, которая не больше той, что существует у других предприятий на рынке.

- Но это только мешает проявлению пропагандируемой Медведевым личной инициативы.

- Не совсем так. Если они соблюдают условия, то они могут спокойно и нормально работать.

- Вас считают другом премьер-министра Владимира Путина. Вы, вероятно, надеетесь на то, что он вновь станет президентом.

- Конечно, мы друзья. Мы знаем друг друга очень давно. Но, в принципе, я знаком и с Медведевым. Если Путин станет президентом – это будет хорошо. Если президентом останется Медведев – тоже неплохо.

Франк Нинхойзен (Frank Nienhuysen)

Источник: ВПК.name – Новости Военно-Промышленного Комплекса России