Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » События

Ренессанс в интересах России

Четверг, 17 февраля 2011

Модернизация на Ижорском заводе сегодня идет полным ходом

Под Санкт-Петербургом в городе Колпино есть завод, жизнь которого — воплощение истории промышленной России. Началась она от Петра Великого, а потом с удивительной точностью повторяла зигзаги непростой судьбы страны. Речь идет о знаменитых Ижорских заводах, которые и сами по себе — город в городе, в цехах которых производится уникальная продукция. И которые в конце прошлого века мы буквально едва не потеряли. Тот факт, что Ижорские заводы удалось спасти и что сегодня они переживают свой технологический и экономический ренессанс, — свидетельство возвращения петровской энергии созидания.

Не потеряли!

Градообразующие (для Колпина) Ижорские заводы выступали и выступают носителем эксклюзивных конструкторско-технологических компетенций для целого ряда ключевых отраслей экономики: экскаваторостроения, оборонной металлургии, атомного энергомашиностроения, производства оборудования для нефтепереработки и нефтехимии и т.д. Практически все разработки брони для ВПК имеют именно ижорские корни, и именно там создавалось и создается основное оборудование для АЭС.

К счастью, вот уже несколько лет кривая развития Ижорских заводов (сегодня входят в холдинг ОМЗ) движется исключительно в позитивном направлении: объемы производства растут, качество продукции улучшается, идет модернизация, осваивается новое оборудование, выполняются сложнейшие заказы… Автору этих строк удалось побеседовать с двумя ветеранами, всю жизнь проработавшими на предприятии: генеральным директором «ОМЗ-ТермоПресс» Юрием Алексеевичем Карекиным (на предприятии с 196 5 года, полный кавалер орденов Трудовой Славы) и советником генерального директора «ОМЗ-Спецсталь» Юрием Васильевичем Соболевым (на предприятии с 1957 года, лауреат Ленинской и Государственной премий, долгое время проработал главным инженером Ижорского завода).

Ветераны, повидавшие за свою жизнь как лучшие, советские, годы предприятия, так и самую тяжелую полосу — постперестроечной «распродажи», — уверены, что теперь все идет как надо, и что новое руководство предприятия, совместно с Газпромбанком (он сейчас и собственник, и основной инвестор предприятия) осуществляющее масштабную модернизацию производства, «все правильно делает, объединяет цеха, ставит новое оборудование, развивает производство» (Ю. Карекин). И что «Ижорский завод снова стал тем заводом, историей которого нам пристало только гордиться» (Ю. Соболев).

Жить вместе со страной

А историей Ижорского завода действительно можно гордиться. И Юрий Алексеевич, и Юрий Васильевич с гордостью вспоминают, как оказались на предприятии. Юрий Алексеевич сначала думал в ремесленное пойти, но понял, что на заводе за год научится тому, на что в училище уйдет три года. И — «пришел на награжденный многими орденами Ижорский завод имени Жданова в комсомольско-молодежный имени XXV съезда КПСС цех высокой культуры и научной организации труда». А Юрий Васильевич имел после института (он — специалист по металлургии) направление на другое предприятие, но специально попросился на Ижору, где была самая сильная и передовая в стране металлургия.

С самого начала работы они понимали, что Ижорские заводы — одно из самых прославленных в стране предприятий, рожденных в начале XVIII века на реке Ижоре по специальному указу Петра Великого. В разные годы здесь выпускали широкий спектр продукции для нужд российского кораблестроения, первые в России землечерпальные снаряды, колесные пароходы и военные корабли, паровые машины, миноносцы и т.д. Ижорские заводы стали основным поставщиком брони для российского флота и береговых укреплений. Отдельная страница — век XX с его новейшими разработками (первые советские блюминги и прессы, самая крепкая броня и т.д.) и тяжелейшими испытаниями в годы Великой Отечественной, когда ижорцы днем обороняли Колпино (и фашисты город так и не взяли!), а ночью — работали в цехах, выпуская оружие и технику для фронта. «Это были люди особого сорта. Рядом с ними работать было за честь» (Ю. Карекин).

После войны предприятие выпускало новые виды эксклюзивной продукции (карьерные экскаваторы, реакторы для атомных электростанций, автоматизированные прокатные станы — всего было создано более 100 видов техники и оборудования). Объемы выпуска продукции постоянно нарастали: например, за пятилетку с 1965 по 1970 год — более чем на 50%. И именно здесь, на Ижоре, было создано отечественное атомное энергомашиностроение, продукция которого до сих пор является самой эффективной и надежной в мире.

А потом случилось то, что едва не погубило предприятие…

Черная полоса

Как вспоминает Юрий Соболев, сложности на предприятии начались с исчезновением оборонного заказа (в советское время до 40% продукции шло по этой линии). Потом начались перебои со всем — с платежами, заказами, поставками материалов… Но главная опасность таилась в другом: при полном равнодушии к судьбе промышленности она начала переходить в руки «странных» владельцев.

В 1998 году контроль над Ижорскими заводами получил бизнесмен Каха Бендукидзе: акции предприятия, уже акционированного к тому времени, достались ему частью через чековые аукционы, частью — через скупку у работников завода, частью — через обмен на другие акции. При этом сам г-н Бендукидзе не скрывал, что имеет к прославленному предприятию (как и к другим своим активам) чисто спекулятивный интерес: купить подешевле — продать подороже. Ни инвестиций в развитие, ни стратегии развития не было. И поскольку продать такое гигантское предприятие сложно, новый владелец стал дробить его, чтобы реализовать по частям.

Вспоминает Юрий Алексеевич Карекин: «В период, когда заводом руководил Каха Бендукидзе, он начал разъединять предприятие и коллектив на маленькие производства, или, как он тогда говорил, бизнес-единицы. На заводе поселилось отчуждение между людьми, тогда как при трудностях нужно сплачиваться. И мы оказались в проигрыше! Меня еще в школе учили: возьми прутик от веника — его легко сломать. А попробуй сломать веник целиком? И новое руководство, которое пришло после Бендукидзе, сразу поняло, что разобщенно работать нельзя, надо соединять всех воедино».

К тому времени многое было буквально распродано: среди прочего — прокатный стан «5000», электродно-флюсовое производство, инструментальное, трубопрокатный и один из кузнечно-прессовых цехов, теплоэлектроцентраль и энергосети, железнодорожное предприятие, клубы, пансионаты и многое другое. Ущерб для единого производственного комплекса нанесен был немалый. При этом вырученные средства шли куда угодно, только не на развитие ижорского производства.

По словам Юрия Васильевича, в то время некоторые говорили о реальности полного раздробления предприятия и о том, что таким образом Ижорские заводы могут просто прекратить свою историю. Соболев тогда ушел с должности главного инженера завода, потому что не мог мириться с политикой владельца и руководства.

И эти «жесткие» прогнозы (что уж тут скрывать?) вполне могли сбыться. Любое, даже самое могучее предприятие можно распродать на пятачки. Однако с Ижорскими заводами такого не случилось. К счастью! Изменилось общее отношение к промышленности в стране, сменились акционеры, и пришло новое руководство на Ижорский завод. И на предприятии наступила эра технического и структурного ренессанса.

Реальности модернизации

Что важно: предраспродажный раздрай по-бендукидзевски не успел нанести предприятию незаживающих ран. Завод сохранил крепкий, советский еще стиль, техническую базу и кадры.

Юрий Соболев: «В свое время при мне на открытии экспозиции на ВДНХ министр тяжелого, энергетического и транспортного машиностроения СССР Владимир Величко заявил, что Ижорский завод — гигант машиностроения и что это — «полстраны». И это действительно был живой производственный комплекс, в котором работало около 30 тысяч человек, где каждый цех был как завод, по размеру и важности. И вот теперь, после полосы разрухи, мы видим, что все возвращается постепенно, что есть производственные идеи, возрождается производство, закупается новая техника. И хочется просто сказать спасибо новому руководству, которое все это воплощает, и Газпромбанку — банку с ярко выраженным государственным мышлением, который по сути сегодня вдохновляет нас и определяет перспективный путь развития Ижоры, обеспечивает финансирование для перевооружения завода и приобретения нового оборудования. Глава Газпромбанка Андрей Игоревич Акимов — я слышал — прямо говорит, что инвестиции в реальный сектор — одна из главных задач банка. Я знаю, что они приобретают для нас действительно уникальное оборудование. Много внимания уделяют социальным вопросам».

Модернизация на Ижорском заводе сегодня действительно идет полным ходом. Создан новый мощный сталеплавильный комплекс ДСП-120 (единственный в стране, о таком ижорские сталевары мечтали много лет) производительностью более 250 тыс. тонн специальных сталей в год, которьщ позволяет выплавлять уникальные слитки массой до 600 тонн, что важно для атомной энергетики и нефтегазопереработки, за счет чего предприятие вошло в пятерку крупнейших в мире производителей изделий из спецстали. Кроме того, за счет средств Газпромбанка для завода приобретены и модернизированы новейшие мультифункциональные обрабатывающие центры, автоматизированные кузнечные комплексы, сталеплавильные и сталелитейные мощности и т.д. Общие объемы средств, направленных на модернизацию производственных мощностей Ижорского завода исчисляются миллиардами рублей.

Уже сегодня с обновленного Ижорского производства по воде и по суше отгружается действительно уникальное оборудование для атомных электростанций, ГОКов, угольных разрезов, нефтеперерабатывающих предприятий и т.д., какого ни в России, ни в мире никто больше не выпускает. С опорой именно на ижорскую продукцию в стране осуществляется масштабная программа развития атомной энергетики, а также программа перехода российских НПЗ на выпуск более качественного бензина стандарта Евро-4иЕвро-5.

При этом и социальная жизнь на предприятии, как говорится, на подъеме. По словам Юрия Васильевича, за последние годы случились «кардинальные изменения к лучшему»: у всех сотрудников дополнительная медицинская страховка за счет предприятия, дети летом отдыхают в лагерях по льготным путевкам, восстанавливаются закрытые в «тяжелый период» рабочие столовые с низкими ценами, проводятся культурно-массовые и спортивные мероприятия — к примеру, ежегодная спартакиада среди промышленных предприятий Санкт-Петербурга. Вновь выходит заводская многотиражка. Особенно радует Юрия Васильевича, что постоянно оказывается помощь заслуженным работникам через Клуб ветеранов Ижорского завода и что в этом году первые 66 квартир были переданы перспективным работникам в беспроцентную рассрочку на десять лет. Вернулись и социальные выплаты от предприятия (например, при рождении ребенка).

В общем, есть полная уверенность, что Ижорский завод, как во все века своей истории, сможет так же масштабно решать первейшие государственные производственные задачи. Как и завещал его отец-основоположник Петр Алексеевич. Что приятно: эта уверенность есть и у руководства предприятия, и у коллектива который, кстати, пополняется молодыми кадрами, активно перенимающими опыт у ветеранов. Таких, как Юрий Васильевич и Юрий Алексеевич, которых мы здесь щедро цитируем.

И под занавес — еще одна цитата.

Отработавший на Ижорском заводе 5 3 года с хвостиком Юрий Соболев любит одну нероссийскую поговорку, которую он переиначивает на ижорский лад. Он считает, что именно так и надо подходить к стратегии развития предприятия, изготавливающего оборудование для базовых отраслей российской экономики.

Вот его слова: «Что выгодно Ижорскому заводу, то выгодно и России».

Игорь Захаров

Источник: ВПК.name – Новости Военно-Промышленного Комплекса России