Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » События

Фактор сдерживания – интервью главнокомандующего РВСН

Среда, 26 января 2011

Ракетные войска стратегического назначения выходят на новый этап своего развития. Вместо моноблочных подвижных ракетных комплексов “Тополь-М” на боевое дежурство заступают новые “многоголовые” мобильные комплексы “Ярс”. Они наравне с уже принятыми на вооружение “Тополями” составят основу ударной группировки РВСН до 2020 года.

О том, что еще ждет самый мощный род войск Вооруженных сил России, обозревателю “Известий” Дмитрию Литовкину рассказал командующий РВСН генерал-лейтенант Сергей Каракаев.

Известия: Сергей Викторович, с какими военными угрозами могла бы столкнуться Россия в последние десятилетия, если бы мы не сохранили потенциал стратегических ядерных сил, и в частности РВСН?

Сергей Каракаев: Угроза прямой военной агрессии и развязывания крупномасштабной войны против нас остается маловероятной. В этом значительную роль играет российский потенциал ядерного сдерживания. Я бы не исключил, что без него или при его значительном ослаблении наша страна как государство, обладающее практически неограниченными природными запасами, могла бы стать объектом крупномасштабной экспансии. Я бы не исключил и другого – Россия могла бы быть втянута в локальные войны и вооруженные конфликты, возникающие на постсоветском пространстве, в том числе и непосредственно на ее границах, в регионах, где высока вероятность проявлений сепаратизма, экстремизма, этнических и пограничных споров.

Известия: В Великую Отечественную войну у нас была знаменитая “катюша” – самое мощное оружие того времени. Что из современных ракетных комплексов является “катюшей” наших дней? Сколько нам надо “катюш”, чтобы степень воздействия на противника была соизмерима?

Каракаев: Я бы так сказал. Мощность урановой бомбы, сброшенной США на Хиросиму в августе 1945 года, составляла в тротиловом эквиваленте 15 кт тринитротолуола (ТНТ). Мощность плутониевой бомбы, сброшенной американцами на Нагасаки, – 20 кт. Если сопоставлять с этими данными разрушительные мощности современных ракетных комплексов “Тополь” и “Воевода”, то можно сказать: в случае боевого применения “Тополя” его разрушительная мощь может быть сопоставима с 40-50 американскими бомбами, сброшенными в 1945-м на японские города. А в случае боевого применения ракетного комплекса “Воевода” по степени разрушения одна такая ракета на порядок мощнее одного “Тополя”. Осознание этой колоссальной разрушительной мощи современных МБР превращает ракетно-ядерное оружие в важнейший фактор сдерживания агрессии.

Сравнивать мощь ракетных комплексов РВСН с ударными средствами Сухопутных войск можно лишь условно. Корректное сравнение может быть сделано только на основе оценок эффективности решения одних и тех же боевых задач. Для нанесения удара, сравнимого по тротиловому эквиваленту только с одной боеголовкой комплекса “Тополь” или “Воевода”, потребовалось бы несколько тысяч вылетов бомбардировочного авиационного полка фронтовой авиации или около десяти тысяч полковых залпов РСЗО.

Что касается “экономичности” РВСН, то можно сослаться на следующие данные. В период, когда в РВСН было развернуто более 1400 ракет, на их поддержание приходилось примерно 6% от ассигнований, выделяемых на оборону страны. В последние годы этот показатель не превышает 4%. При этом в РВСН сосредоточено более двух третей боевых зарядов СЯС России, способных в считанные минуты решить задачи по поражению объектов на территории противника. Такое соотношение между расходами на РВСН и их ударной мощностью говорит само за себя.

В перспективе планируется сохранить достигнутую “экономичность” и обеспечить развитие РВСН в условиях ресурсных ограничений. Соотношение расходов военного бюджета на текущее содержание ВС РФ и их оснащение, как известно, в 2006 году составляло 60 на 40% соответственно, а в 2008-м – 53 на 47%. Поставлена задача обеспечить в ближайшее время соотношение расходов на содержание и оснащение Вооруженных сил в пропорции 50 на 50%. В РВСН в настоящее время соотношение между затратами на содержание войск и их оснащением составляет 35 на 65%. Это выгодно отличает РВСН от других родов и видов Вооруженных сил. Уже в ближайшей перспективе – к 2012 году – это соотношение составит 25 к 75%.

Известия: Каково нынешнее состояние РВСН? Насколько их возможности позволяют наземной группировке решать задачи обеспечения ядерного сдерживания?

Каракаев: Ракетные войска непрерывно несут боевое дежурство в готовности к немедленному нанесению ракетно-ядерного удара по приказу Верховного главнокомандующего в любых условиях. У нас имеется значительный набор средств для адекватной реакции на различные варианты попыток снизить эффективность нашего ракетно-ядерного оружия. Эта эффективность обеспечивается как повышением живучести ракетных комплексов в условиях воздействия по ним противника любыми средствами, включая ядерные, так и наращиванием их способности выполнить задачу нанесения неприемлемого ущерба агрессору, в том числе в условиях противодействия средств противоракетной обороны.

Одним из наиболее эффективных средств решения задачи повышения живучести является применение подвижных грунтовых ракетных комплексов “Тополь” и “Тополь-М”. В прошлом году мы получили еще один современный мобильный комплекс “Ярс”, обладающий возможностью оперативного выхода из пункта постоянной дислокации и скрытого рассредоточения на больших территориях. Этот комплекс придает устойчивость группировке в ответных действиях и является реальным свидетельством приоритета России в ракетно-ядерной области.

Известия: Недавно американские ракетчики оконфузились – потеряли практически на час управление своими баллистическими ракетами. Насколько вероятно повторение такой нештатной ситуации у нас? Знаю, что ваш род войск одним из первых в Вооруженных силах перешел на полностью цифровую систему передачи боевых сигналов. Насколько она надежна?

Каракаев: Могу вас заверить: в условиях, когда возрастает важность каждой пусковой установки и боевого блока существенно повышается и роль системы управления стратегическими ядерными силами. Все это обеспечивается непрерывностью сбора докладов в системе управления РВСН, а также высокой безотказностью аппаратуры ее звеньев управления. В настоящее время в РВСН проходит внедрение звеньев АСУ четвертого поколения. В каждом комплексе аппаратуры управления обеспечивается трехкратное резервирование. Поиск неисправностей в аппаратуре локализован с точностью до типового элемента, подлежащего замене. Реализация работ по созданию и внедрению новейших образцов техники связи и автоматизации управления, конкурентоспособных с лучшими зарубежными аналогами, позволит не только сохранить существующий уровень надежности управления РВСН – как говорят ракетчики, “три девятки после запятой”, – но и существенно повысить устойчивость управления РВСН во всех условиях обстановки.

Известия: Ракетный комплекс МБР РС-24, получивший название “Ярс”, уже находится на опытно-боевом дежурстве. Как он себя зарекомендовал? В течение какого срока планируется провести на него перевооружение РВСН? Означает ли это, что “Тополь-М” в дальнейшем не будет поступать в войска?

Каракаев: В прошлом году было много сделано для повышения боевых возможностей группировки РВСН, в том числе и за счет перевооружения на новые ракетные комплексы. В начале 2010 года в Тейковском ракетном соединении на опытно-боевое дежурство был поставлен первый полк с новым подвижным грунтовым ракетным комплексом, оснащенным ракетой РС-24 с разделяющейся головной частью (в составе подвижного командного пункта полка и одного ракетного дивизиона). РС-24 является усовершенствованным вариантом “Тополя-М”, и в ходе его производства был учтен опыт войсковой эксплуатации подвижных грунтовых ракетных комплексов пятого поколения. За прошедший период опытно-боевого дежурства комплекс “Ярс” зарекомендовал себя как надежное оружие. В этой связи и было принято решение о перевооружении подвижной группировки РВСН на данный тип ракетных комплексов. При этом ракетный комплекс “Тополь-М” мобильного базирования в дальнейшем на вооружение РВСН поступать не будет.

Принятие на вооружение МБР РС-24 усилит боевые возможности ударной группировки РВСН по преодолению систем противоракетной обороны. Вместе с уже принятой на вооружение моноблочной ракетой РС-12М2 “Тополь-М” шахтного и мобильного базирования эти ракеты составят основу ударной группировки РВСН на обозримую перспективу – до 2020 года. Кроме того, в 2010 году мы поставили на боевое дежурство в Татищевском соединении шестой ракетный полк, оснащенный ракетным комплексом пятого поколения “Тополь-М” стационарного (шахтного) базирования. Работа по перевооружению ракетных полков на “Тополь-М” стационарного базирования будет продолжена в 2011 году.

Известия: Происходит ли в настоящее время разработка новых ракетных комплексов для РВСН?

Каракаев: Совместно с генеральными конструкторами целого ряда отечественных предприятий и организаций промышленности мы ведем работу не только по совершенствованию существующих ракетных вооружений, но и по их модернизации. Конечная цель такой работы – при любых условиях обеспечить гарантированное решение задачи ядерного сдерживания.

Что касается более отдаленной перспективы, то у нас есть уверенность в том, что имеющийся научно-технический и конструкторский потенциал отечественного боевого ракетостроения позволит гибко реагировать на возникающие вызовы и угрозы безопасности России. На это направлены и те НИОКР, что заложены в Государственную программу вооружения на 2011-2020 годы.

Источник: ВПК.name – Новости Военно-Промышленного Комплекса России