Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » События

Запись программы «Космическая среда» на радио «Голос России» с руководителем Роскосмоса А.Н.Перминовым

Вторник, 9 февраля 2010

- В эфире программа «Космическая среда» и я, ее ведущая, Мария Кулаковская. Здравствуйте! Сегодня рядом со мной глава Роскосмоса Анатолий Перминов. Анатолий Николаевич, здравствуйте!

- Добрый день!

- Анатолий Николаевич, в первый день февраля был обнародован бюджет американского агентства на 2011 год, и слухи, которые ходили в последнее время в околокосмических кругах, подтвердились – амбициозная программа «Созвездие», конечной целью которой был полет на Луну и Марс, отменена, что вызвало массу критики, потому что по масштабу эта программа НАСА могла сравниться разве что с «Аполлоном». Как вы оцениваете этот шаг Обамы, что стало причиной такого его решения, считаете ли вы его правильным, и что Обама предлагает американцам взамен рухнувших надежд снова обраться до Луна в обозримом будущем?

- Конечно, для нас самое главное – это было решение о продлении срока эксплуатации МКС до 2020 г. А как бы уже побочными решениями руководства США стало заявление о том, что и программа «Созвездие» лишена смысла на сегодняшний день и она будет прекращена.

Что касается первого решения, то Роскосмос всячески его поддерживает. Оно совпадает с нашими программами, с нашими воззрениями и на пилотируемую программу, и на Федеральную космическую программу России, оно совпадает по срокам их реализации, а самое главное – по предназначению. Мы всегда выступали за продление как минимум до 2020 г. работы на МКС, потому что считаем это не просто необходимым, а крайне необходимым, так как были вложены очень большие и финансовые средства, и новые технологии, и только-только МКС начала разворачиваться. Всего лишь год назад были запущены и поставлены на эксплуатацию научные модули ЕКА, Японского космического агентства, два наших модуля, и в следующем году большой модуль наш будет запускаться. Поэтому, конечно, научная работа на станции только разворачивается. И все хотели продлить ее до 2020 г. Была полная неясность со стороны США. Сейчас ясность есть.

- Американцы будут финансировать далее?

- Американцы будут финансировать. Они руководители проекта и они обязаны это делать. А вот как и что – это другой вопрос.

- А Россия одна или с другими партнерами по ЕКА, Японией и Канадой не дадут станции погибнуть. И что, интересно, будет потом, есть ли у России запасные варианты, если станция прекратит свою работу?

- Дело в том, что это решение еще надо оформить как положено. Неясны некоторые условия, поэтому мы должны их обговорить. Будет специальное совещание глав агентств в Токио, где будут обсуждаться порядок продления, условия продления, а самое главное, ведь, кто же будет осуществлять транспортные услуги – как пилотируемых полетов, так и транспортировки грузов на МКС. Если США прекращают, то остается только Россия. Будут ли разрабатываться пилотируемые корабли ЕКА, японским космическим агентством? Будет ли программа, которая была озвучена в свете решений президента США, коммерциализации пилотируемых полетов со стороны США на МКС? В какие сроки? Масса вопросов, которые, прежде чем принять решение, надо обговорить.

- Об этом будут говорить в Токио?

- Да. Об этом мы прежде всего будем говорить в Токио и будем готовиться по этим вопросам. Уж у кого-кого, а у России тем более много вопросов, на которые до 2012 г. есть ответы, потому что подписаны соответствующие контракты НАСА и Роскосмоса, а после 2012 г. ответов пока нет.

- Анатолий Николаевич, интересно где и когда на международном уровне будут обсуждаться такие вопросы, как новые технологии, непилотируемые программы для работы на околоземных орбитах и вне их, и в том числе – новые ракетные двигатели?

- Это отдельные темы, которые не будут рассматриваться, я думаю, в Токио за неимением времени, да и нет необходимости в рамках МКС. Но они очень важны. Если на проверку выходит, что нужны какие-то другие программы, которые будут во главе угла у НАСА, то мы о них знаем пока достаточно мало – в основном из телефонного разговора и некоторых писем руководителя НАСА в адрес Роскосмоса, где говорится о том, что основные направления работы НАСА будут развиваться в области новых технологий, новых ракетных двигателей и в целом двигателестроения.

- Это будут ядерные двигатели?

- Возможно. Это нужно понять. И конечно, нам бы было интересно. В то же время я бы хотел заметить, что, несмотря на снятие таких больших, серьезных программ, НАСА увеличивает финансирование. Президент Обама принял решение около 100 млрд выделить на 5 лет, т.е. получается 20 млрд в год. Сейчас финансирование НАСА шло около 18,7 млрд в год. На что пойдут эти деньги, если снимаются эти программы? Это нам тоже было бы интересно, и мы готовы принять участие в новых инновационных проектах, в создании новых технологий. Конечно, Роскосмос поддерживает, если они хотя бы частично будут совместными.

- Анатолий Николаевич, сегодня в НАСА наблюдается тенденция перевода пилотируемой космонавтики на коммерческие рельсы не только в области туризма. На частные космические перевозки НАСА собирается выделить по меньшей мере 5 млрд долларов. Но надежно ли это и насколько безопасно?

- Насчет безопасности я всегда говорил и сейчас подтверждаю, что на сегодняшний день коммерческие перевозки далеко небезопасны. Поэтому, когда уровень коммерческих перевозок приблизится к сегодняшнему уровню пилотируемой космонавтики, тогда я полностью поддерживаю такое решение. И мы были рады бы, иметь такие возможности часть программ перевести на коммерческое использование. В будущем, я думаю, так и будет, и мы рассматриваем эти варианты. Поэтому возражений, в общем-то, нет, просто хотелось бы понять – в какие сроки, кто и когда этим будет заниматься в НАСА, тогда можно было бы выстроить взаимодействие с ними по транспортному обеспечению МКС. На сегодняшний день это пока программа к действию, но она не подтверждена конкретными сроками, финансированием и т.д., хотя было заявлено, что вопрос с финансированием решен и правительство выделило большую сумму на эту программу.

- Анатолий Николаевич, вы недавно вернулись из Италии, где в рамках аэрокосмической выставки выступили с презентацией космических средств в интересах региональной и глобальной безопасности. Расскажите подробнее, о чем шла речь на этой конференции, какие примеры применения космических средств уже есть, и в частности, в России?

- На этой конференции обсуждалось очень много вопросов. Но основной вопрос, по которому я выступал, и который обсуждался, это вопрос применения космических средств в интересах региональной и глобальной безопасности, прежде всего, в Средиземноморском регионе.

Россия активно развивает сотрудничество в области исследования и использования космического пространства в мирных целях как на уровне международных организаций, так и на двустороннем уровне. Если взять Средиземноморский район, то мы реализуем совместный проект в области космоса с Испанией, Италией, Францией. Начинаем тесно взаимодействовать с Египтом, Израилем, Сирией, Турцией.

Мы рассматривали следующие наиболее перспективные направления: развитие и использование навигационных систем, взаимодействие в области дистанционного зондирования Земли и развития наземной космической инфраструктуры. Мною был высказан ряд предложений в области взаимодействия с уже действующими космическими системами, в первую очередь, с глобальной системой национальных систем наблюдения Земли (GEOSS). В настоящее время реализуется ряд проектов в этой области. Мы считаем, что эта совместная программа Евросоюза и ЕКА вполне подходит для взаимодействия с нашими системами.

Вторая система – это Международная система мониторинга стихийных бедствий (DMC). Мы тоже считаем, что готовы сотрудничать в рамках этой программы.

Есть еще система «Страж Азии». Это проект Азиатско-Тихоокеанского форума космических агентств, где нам предлагалось сотрудничать. Она не относится к Средиземноморскому региону, но в принципиальном плане мы могли бы также с ней сотрудничать, и это был бы мостик между странами Европы и Азии.

И последнее, я говорил о том, где наши российские космические системы и аппараты могли бы в той или иной мере взаимодействовать с перечисленными системами. Мы считаем, что к ним относятся российские КА «Ресурс-ДК», «Метеор-М», в этом году запускается «Электро-Л», «Канопус-В», «Ресурс-П». Они могут взаимодействовать с европейскими спутниками и системами, такими как Spot, Skymed, TerraSAR, Envisat и другими.

Эти наши предложения были озвучены на конференции и в общем-то нашли поддержку. Международная система была бы расширена за счет применения наших космических систем именно в этой области.

- Существует множество проектов в области космического мониторинга мостов, ГЭС, «космический дворец спорта» в подмосковном Одинцово, «горная дорога» (автотрасса Адлер – Красная Поляна), включающие в себя спутники наблюдения, навигации, аналитический центр. Эти проекты либо уже действуют, либо войдут в строй уже в этом году. А какие проекты запланированы в будущем?

- То, что вы назвали, это пилотные проекты. Они очень важны, часть из них уже начинает работать, часть – находится в стадии разработки. Но все они в ближайшее время будут приведены в практическую плоскость. Когда мы их закончим, мы не будем для каждого региона разрабатывать свой проект, а возьмем за основу эти пилотные проекты и уже применительно к конкретным условиям будем внедрять их во всех регионах. Так будет легче, дешевле и быстрее. Подписано соглашение с более 50 регионами.

- Анатолий Николаевич, возвращаясь к теме сокращения американской космической программы, хочется спросить у вас, продолжаются ли работы по новому космическому кораблю ракете-носителю «Русь-М» после того, как американцы свернули работы по аналогичным проектам?

- Они не аналогичные.

Решение президента Обамы в той части, которой изменил порядок действий по МКС, мы приветствуем. Мы очень рады и давно говорили об этом. А что касается второй части в рамках сокращениия присутствия НАСА на Луне, это не наша программа, она чисто американская, мы в ней никогда не участвовали. Ну, и нехорошо обсуждать чужую программу. Это их решение, на нас оно не окажет никакого влияния, потому что наши программы и не предусматривают открытия поселения на Луне в ближайшие годы. У нас совсем другая задача.

- По вашему мнению, полеты на Луну и Марс не нужны человечеству?

- Они нужны человечеству.

- А что они дадут?

- Это длинный разговор. Об этом столько написано, что я не хочу сейчас повторять. Что касается наших программ, Федеральной космической программы до 2020 г., то у нас ничего не изменится сегодня. Как стоит у нас в плане работа по строительству космодрома Восточный, созданию ракеты-носителя «Русь» – она крайне необходима, это перевод всей космической программы, особенно в области пилотируемых полетов, на территорию своего государства.

- Когда мы сможем увидеть первый результат?

- Первый результат, согласно данной программе, если не будет никаких изменений в области финансирования, а в этом уверенность пока есть (мы финансируемся в установленные объемы на сегодняшний день решением Правительства и благодаря поддержке Правительства) в 2015 г. первый старт должен быть осуществлен с космодрома Восточный.

Много задают вопросов, что будет с Байконуром? Будет нормальное взаимодействие. Как подписан договор аренды на 50 лет, так он и должен выполняться. Однозначно! И это не значит, что мы планируем немедленный уход с Байконура. Я об этом уже сотни раз заявлял и еще заявляю, что на сегодняшний день алтернативы космодрому Байконур, к сожалению, нет. И может быть, это не к сожалению, а к радости. Надо нормально осуществлять взаимодействие с Республикой Казахстан в вопросе эксплуатации космодрома Байконур. Там же не только пилотируемая программа. Там и тяжелые ракеты-носители «Протон», там и среднего класса ракеты «Зенит» и т.д. Все эти ракетно-космические комплексы должны быть в нормальном эксплуатационном режиме. А для это нужно хорошее взаимодействие между нашими агентствами, между нашими странами.

- Все-таки строительство Восточного сняло бы в некотором смысле нашу зависимость?

- С точки зрения зависимости не только от Байконура. Мы доказали и теоретически и практически, что надо развивать регион, где мы планируем построить Восточный и космическую деятельность в целом. Россия одна из ведущих стран в области космической деятельности. Все ведущие страны – возьмите США, Китай, Индия – имеют по 4 – 5 космодромов. А у нас один Плесецк. Там даже нет тяжелых ракет. И Крайний Север – на Севере кроме нас никто не строит. Это была вынужденная мера под специфические задачи Министерства обороны. А гражданский космодром решает все задачи, в том числе частично и военные. И все-таки не в приполярном регионе его строят. Поэтому совершенно разные направления деятельности. Хорошо, что у нас в стране этот вопрос проработан, включен в программу работы Правительства и на него никакие решения, которые принял президент США, не влияют абсолютно. Наоборот, это решение как бы идет в поддержку нас, но требует, конечно, более детального рассмотрения.

- Анатолий Николаевич, когда состоится первый запуск ракеты-носителя «Союз-2» по программе МКС?

- Мы и без программы используем элементы ракеты-носителя «Союз-2». Я согласен, что это более надежные двигатели, более надежная современная система управления. Мы готовы ее запустить, но надо связать с нашей программой и порядком финансирования. Она становится несколько дороже, поэтому надо совместить индекс надежности с индексом финансирования. Как только мы это проработаем, в этом году этот вопрос будет окончательно определен. Мы стремимся к этому.

- Анатолий Николаевич, а достигнута договоренность с Индией о полете их космонавтов на российском корабле «Союз»? И когда такой полет может состояться?

- У нас сейчас идут переговоры по этому вопросу. Ведь Индия сейчас выстраивает в целом свою пилотируемую программу – создает свой пилотируемый корабль, ракету-носитель. В части некоторых вопросов они попросили нас работать совместно. В рамках проходящих процессов есть вопросы, которые мы не можем сами решить. Нужно разрешение нашего Правительства. Сейчас мы отрабатываем нормативно-правовую базу. Когда будут приняты все решения, тогда мы будем вместе с Индией решать эту задачу. Но основной – это, конечно, индийский проект. И они будут в ближайшее время его выполнять. Только такие вопросы немедленно, в этом году, не решаются. Нужно очень много сделать по наземной составляющей, чтобы приступить к пилотируемым полетам с территории Индии.

- Анатолий Николаевич, касаясь нашей космической программы, скажите, что для нас приоритетно, какие у нас глобальные цели, и какие сиюминутные задачи должны решать?

- Все наши глобальные и сиюминутные цели расписаны в Федеральной космической программе и ФЦП «Глобальная навигационная программа». Наша главная задача – выполнить эту программу точно и в срок.

Если взять целевые задачи – повышение надежности космических систем, в первую очередь элементной базы космических аппаратов. То есть наша первостепенная задача – развитие новых технологий, не отстать, выйти с упреждением. То есть не просто увеличивать количество полетов, а переходить на новую, современную технологическую базу, проводить модернизацию производства. Иначе можно отстать навсегда.

- Анатолий Николаевич, а может быть, вы расскажете о программе полета на Марс?

- Американцы отказались даже на Луну лететь, а вы меня сразу на Марс… У нас в ближайшем будущем нет полетов на Марс, но мы рассматриваем ряд научных задач. Планируется очередной наземный эксперимент «Марс-500». В нем активно участвует ЕКА, потому что Европа смотрит на Марс более перспективно, чем на Луну. В какой-то степени данный вопрос проглядывает и в планах НАСА. Не случайно заявление нового руководителя НАСА господина Болдена о том, что на Марс надо лететь не на существующих ракетных двигателях. И я с ним полностью согласен. Нужные новые электродвигательные установки. Может быть, это будут ядерные. Работаем ли мы над этим? Да – тут секрета нет, потому что Президент страны Дмитрий Анатольевич Медведев уже озвучил эту задачу. Он поставил ее перед нами, и в одной из программ есть разработка энергодвигательной ядерной установки. С ее помощью в будущем можно будет добираться до Марса не год и не полтора, а гораздо быстрее. Это один из вариантов. К тому времени могут быть и другие системы, на которых летательные аппараты будут осуществлять межпланетные путешествия. Будущее – за такими системами, и это надо сейчас начинать усиленно развивать, чем, по всей вероятности, будет заниматься НАСА. И тут мы готовы вместе сотрудничать. Если по ряду причин совместные проекты не получатся, то будут развиваться параллельно, как это всегда было. Но хотелось бы, чтобы такие крупные проекты были международными, тогда быстрее отдача, меньше финансовых затрат. Одним словом – лучше, когда разделение труда. Общие усилия в области финансирования и общее получение новой технологической базы. Будем надеяться, что наше сотрудничество пойдет именно таким путем.

- МКС будет использоваться как площадка для постройки корабля?

- МКС может развиваться не только в рамках программ, которые сейчас есть, а постепенно приобретать какие-то другие задачи с набором новых научных модулей, новой научной базы. За последний год, благодаря России, увеличилось количество портов на МКС с двух до четырех. Сейчас на МКС четыре корабля наши. Если бы два года назад сказали, что это возможно, наши ведущие фирмы рассмеялись и сказали бы: нам это не под силу! Оказалось, все под силу, РКК «Энергия» прекрасно справилась с этой задачей, они молодцы. «Индевер» пристыкуется – и система спасения в полном объеме уже готова. То есть все задачи выполнимы, если их тщательно рассматривать, планировать, своевременно финансировать. Нужно только заранее все точно спланировать.

- Анатолий Николаевич, я благодарю вас за то, что вы пришли к нам в студию, большое спасибо.

«Голос России», программа «Космическая среда». 1-й эфир 10 февраля в 11.33 мск., версия пресс-службы Роскосмоса

Источник: ВПК.name – Новости Военно-Промышленного Комплекса России