Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » События

Асимметричные перспективы российского ВМФ

Воскресенье, 10 марта 2013


Контейнерный комплекс ракетного оружия размещается в стандартном 20- и 40-футовом морском контейнере
Фото с сайта: http://www.concern-agat.ru/

Постройка полноценных авианосцев России пока не под силу. Однако у проблемы есть альтернативное решение. По мнению заместителя директора Института военного и политического анализа Александра Храмчихина, в области ВМФ у России нет возможности догонять не только США, но даже Китай. Необходимы асимметричные меры. Боевые корабли сразу нескольких классов можно сделать, в частности, из контейнеровозов.

Постройка полноценных авианосцев России пока не под силу, речь об этом шла в статье “Короли океанов”. Однако у проблемы есть альтернативное решение.

Еще в годы Второй мировой для борьбы с немецкими ПЛ в Атлантике американцы начали в массовом порядке строить конвойные авианосцы на 15-20 самолетов на корпусах гражданских сухогрузов. В годы холодной войны англосаксы вновь обратились к данному опыту. В 60-е гг. в составе торгового флота появились суда-контейнеровозы. В связи с резким ростом объема мировой торговли также быстро рос объем морских грузовых перевозок. Для ускорения процесса погрузки-разгрузки и были придуманы стандартные грузовые контейнеры габаритами 2,4х2,4х6,1 или 12,2 м. Под эти контейнеры стали строить специальные грузовые суда-контейнеровозы. Контейнеры на них складывались огромными штабелями, как в трюмы, так и на палубу. В связи с чем, палубу пришлось делать совершенно ровной, без стрел кранов, вентиляционных труб, антенн. Одновременно появились новые классы авиационной техники – вертолеты и самолеты вертикального взлета и посадки, не требующие длинных и широких ВПП. Причем первые стали рассматриваться в качестве важнейшего средства борьбы с подлодками.

В итоге, в начале 80-х, в морских штабах НАТО был разработан проект “Арапахо”, предусматривающий размещение на торговых судах (в первую очередь – контейнеровозах) авиационных систем и средств обеспечения. Для этого создавались модули, имеющие габариты тех самых стандартных грузовых контейнеров. В них можно было оборудовать мастерские, административные и жилые помещения, склады, из них можно было составить авиационные ангары. Система, включающая, в общей сложности, 60-70 контейнеров общим весом до 900 т, должна была грузиться на корабль за 4-5 ч., а в море монтироваться за 14 ч. На ровной палубе контейнеровоза можно было монтировать также металлические ВПП, с которых и должны были взлетать вертолеты и, может быть, “Харриеры”.

В то время система рассчитывалась на контейнеровозы водоизмещением 30-50 тыс. т. В США проводились испытания, которые считались успешными (на судне 18 тыс. т базировались 7 вертолетов). Однако в реальной войне, Фолклендской, систему “Арапахо” применили англичане. Они отправили воевать за 11 тыс. км от родной земли почти все свои ВМС, которые не имели в Южной Атлантике никакой наземной базы. Весь их тыл тоже располагался на судах. И несколько контейнеровозов было переделано в авиатранспорты.

Один из них, “Атлантик конвейер” водоизмещением 15 тыс. т, стал крупнейшим кораблем, потопленным в ходе боевых действий после окончания Второй мировой войны. 25 мая 1982 г. он был отправлен на дно с помощью двух ПКР “Экзосет”, запущенных с истребителей-бомбардировщиков ВВС Аргентины “Супер Этандар” (и ракеты, и самолеты были французского производства). С ним утонули 10 вертолетов (т.е. почти половина из 24 вертолетов, потерянных англичанами в ходе той войны), включая 3 особо ценных тяжелых вертолета “Чинук”, а также много боеприпасов и снаряжения.

Потеря боевого контейнеровоза была для англичан очень болезненной, но войну они всё равно выиграли. И даже развили опыт использования контейнеровозов в качестве боевых кораблей. Контейнеровоз “Контендер Безант”, перевёзший к Фолклендам 9 “Чинуков” и 4 “Харриера”, весной 1984 г. был приобретен британскими ВМС и переименован в учебный авианесущий корабль “Аргус”.

На корабле водоизмещением 28.163 т, длиной 175,1, шириной 30,4 м были установлены две спаренные 30-миллиметровые и две 20-миллиметровые пушки, БИУС, увеличена носовая надстройка, оборудованы ангар на 8 СВВП и 3 вертолета, помещения для боезапаса, 2 самолетоподъемника.

Экипаж вырос с 32 до 254 человек (в т.ч. 137 – летно-технический состав). Всего корабль был рассчитан на 12 СВВП и 6 вертолетов. “Аргус” до сих пор числится в составе британских ВМС, но новых опытов с боевыми контейнеровозами не последовало, ибо холодная война закончилась, а с ней умер призрак новой “Битвы за Атлантику”.

При этом сами контейнеровозы в своем изначальном качестве грузовых судов продолжали процветать. Тем более что возникла необходимость перевозки гигантского количества грузов из Восточной Азии в Европу и Северную Америку.

Растет и количество судов, и их размеры. Например, в августе 2006 г. был введен в строй построенный на верфи «Lindoe» в Дании контейнеровоз “Emma Maersk”. Его водоизмещение составляет 170,8 тыс. т, длина – 396,8 м, ширина – 56 м, мощность двигателя – 110000 л.с., скорость – 25,6 уз. Аналогичные размеры имеет контейнеровоз “Марко Поло”. Для сравнения: крупнейшие в мире боевые корабли, атомные авианосцы типа “Нимиц”, имеют водоизмещение 91,5 тыс. т, длину 332 м, ширину 76,8 м. При этом, если цена авианосца превышает 3 млрд. долларов, то даже самый большой контейнеровоз стоит около 100 млн., как какой-нибудь фрегат водоизмещением 3-4 тыс. т.

Совкомфлот разместил контракт на строительство шести танкеров на совместном предприятии ОСК и Daewoo в Приморье. В «Совкомфлоте» подчеркивают, что заказанные суда являются «лучшими в классе» и из них можно сделать боевые корабли сразу нескольких классов

И это означает, что из контейнеровозов можно сделать боевые корабли сразу нескольких классов. Что может стать очень хорошим решением для российского ВМФ.

Во-первых, это может быть авианосец, причем уже не только для “вертикалок”, а для нормальных боевых самолетов с горизонтальным взлетом и посадкой. Для этого размера кораблей хватает с избытком. Особенно, если разместить на нем легкие истребители на базе МиГ-29К.

Во-вторых, из контейнеровоза получится очень хороший носитель боевых и разведывательных беспилотников, которых на него можно запихнуть, видимо, не одну сотню. Впрочем, такой корабль тоже станет разновидностью авианосца.

В-третьих, контейнеровоз можно превратить в корабль-арсенал, установив на него УВП на несколько сотен (если не тысяч) ракет разного класса (в первую очередь – крылатых и зенитных).

В-четвертых, на контейнеровоз можно установить очень большую и мощную гидроакустическую станцию. У нас, как известно, с этим огромные проблемы, наши ГАС слишком велики. Поэтому их можно ставить только на очень большие корабли. Контейнеровоз таковым и является. При этом на нем может базироваться несколько десятков противолодочных вертолетов.

Наконец, из контейнеровоза получится замечательный десантный вертолетоносец, гораздо более вместительный, чем “Мистраль”.

Ничто не мешает России приобрести за рубежом несколько корпусов крупных контейнеровозов. Даже 20 таких корпусов обойдутся дешевле одного полноценного авианосца, а со стоимостью хотя бы одного настоящего авианосного соединения (даже если забыть о том, что строить его некому и негде) цена контейнеровозов расходится на порядки. И потом уже своими силами можно будет вставить в корпуса боевую “начинку”.

Наверное, идеальным ударным соединением были бы 4 таких «боевых контейнеровоза». Один «классический авианосец» для обеспечения ПВО соединения, один носитель БПЛА (разведывательных и ударных), один вертолетоносец (десантно-противолодочный), один «корабль-арсенал». Для повышения боевой устойчивости в состав соединения могли бы входить 1-2 эсминца и 1-2 многоцелевых ПЛА. Таких соединений следовало бы иметь 1-2 на СФ и 2-3 на ТОФ.

Ударный экраноплан-ракетоносец “Лунь” разработки ЦКБ “Алексеева”. Фото с сайта kvisaz.ru

Конечно, живучесть контейнеровоза гораздо ниже, чем у боевого корабля специальной постройки, но вряд ли стоит расстраиваться по этому поводу. Для действий интервенционистко-миротворческого характера в странах “третьего мира” и такой живучести, скорее всего, будет вполне достаточно. Если же придется пойти в бой против ВМС США (это крайне маловероятно, но надо исходить из худшего), то первый бой для наших надводных кораблей в любом случае станет последним, поэтому нет никакого смысла тратить деньги на усиление конструкции, лучше загрузить побольше оружия.

Боевые контейнеровозы могут пригодиться и в мирное время на Севере и, особенно, на Дальнем Востоке для борьбы с браконьерством. Такой корабль может с помощью вертолетов и БПЛА контролировать огромную акваторию, чего нельзя обеспечить с помощью обычных пограничных кораблей.

Еще одним важнейшим потенциальным ресурсом отечественного ВМФ являются экранопланы. СССР был абсолютным лидером в их строительстве, были созданы десантный экраноплан “Орленок” пр. 904 и ударный экраноплан “Лунь” пр. 903. Однако в постсоветский период их строительство и эксплуатация были заморожены.

Причиной этого стали, конечно, постсоветское безденежье, а также трудности в эксплуатации этой очень своеобразной техники. Кроме того, надо отметить, что командование ВМФ СССР, вроде бы, правильно оценив очень высокие возможности экранопланов, не вполне поняло, как их наиболее эффективно использовать. Потому что варианты десантный и ударный несколько сомнительны.

Экраноплан “Орленок”. Фото с сайта rusarmy.com

Надо понимать, что экраноплан довольно велик по размерам, при этом не имеет никаких средств самообороны. Из-за этого его боевая устойчивость низка, соответственно, вряд ли стоит использовать его в качестве средства для высадки первого эшелона десанта или как носитель ПКР.

В обоих вариантах шанс выжить у него очень невелик. Потому что при высадке десанта его можно подстрелить даже из ПТРК или РПГ, не говоря уж о любой артиллерии. А ударный экраноплан противник может уничтожить и с помощью зенитной ракеты, и с помощью ПКР, отбиться ему нечем.

С другой стороны, размеры и грузоподъемность, гораздо большие, чем у самолета, высокая скорость и возможность садиться на воду придают экраноплану ценнейшие качества для других вариантов его применения.

Во-первых, это, разумеется, высадка десанта, только не первого, а второго и следующего эшелонов. Первый штурм берега всё же лучше вести более традиционными способами, зато экранопланы являются идеальным средством быстрой переброски значительных по размерам подкреплений (и людей, и техники) на уже захваченный плацдарм. Применительно к нашим условиям экранопланы могли бы стать важнейшим средством переброски войск с материка на дальневосточные территории, с которыми нет наземных коммуникаций (Сахалин, Курилы, Камчатка).

Во-вторых, экраноплан является очень хорошим средством борьбы с подлодками, поскольку может садиться на воду и брать на борт много разнообразного противолодочного оружия и средств обнаружения. В СССР это, вроде бы, поняли, однако противолодочный экраноплан так и не появился.

В-третьих, экраноплан – идеальный спасатель, тут комментарии, наверное, излишни. Это, вроде бы, тоже поняли, но единственного “Спасателя” так и не достроили.

В-четвертых, экраноплан может быть очень хорошим заменителем судов снабжения. Действия эскадр надводных кораблей в океане невозможны без «плавучего тыла», который, однако, является тяжелой обузой. Он резко снижает скорость соединения и отвлекает силы на охрану.

Экраноплан же способен доставлять практически любые расходуемые материалы непосредственно из родной базы и сразу же на нее возвращаться, снимая, таким образом, все тыловые проблемы. В этом качестве он очень пригодился бы описанным выше соединениям контейнеровозам.

Необходимо подчеркнуть, что в области ВМФ у России нет возможности догонять не только США, но и Китай. Необходимы асимметричные меры. Такие, как контейнеровозы и экранопланы.

Александр Храмчихин

Источник: ВПК.name – Новости Военно-Промышленного Комплекса России