Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » События

Прощай, зоман!

Пятница, 28 декабря 2012


Уничтожение химического оружия. Источник: itar-tass.com

Очередным достижением отметило 10-летие с начала уничтожения запасов боевых отравляющих веществ Федеральное управление по безопасному хранению и уничтожению химического оружия

На объекте «Леонидовка» в Пензенской области введён в эксплуатацию первый в мире комплекс по уничтожению боеприпасов сложной конструкции (БСК). По словам начальника этого управления генерал-полковника Валерия Капашина, такие же цеха ещё только предстоит построить на объектах «Марадыковский» и «Щучье».

С момента реализации программы по химическому разоружению (с декабря 2002 года), когда был пущен первый промышленный объект в пос. Горный Саратовской области, Россия, подписавшая международную конвенцию о полном химическом разоружении, уничтожила уже более 70 процентов хранившихся запасов этого оружия, или 28 тысяч тонн боевых отравляющих веществ. Построены шесть из семи объектов, последний достраивается в посёлке Кизнер Удмуртской Республики.

Арсеналы в пос. Горный Саратовской области и г. Камбарка Удмуртской Республики полностью справились с задачей. На четырёх объектах – в Леонидовке (Пензенская обл.), Марадыковском (Кировская обл.), Почепе (Брянская обл.) и в Щучьем (Курганская обл.) – уничтожение продолжается в штатном режиме.

Боеприпасы сложной конструкции хранятся в Пензенской, Кировской и Курганской областях. Общие их запасы невелики, всего-то 0,2 процента общего арсенала. Однако времени на их ликвидацию потребуется немало. Ведь помимо отравляющего вещества они содержат снаряжённое на неизвлекаемость взрывчатое вещество. Как известно, из обычных химических боеприпасов взрыватели извлечены и уничтожены ещё в начале 2000-х годов.

В России применяются двухстадийные технологии уничтожения химического оружия. На первой стадии боевое отравляющее вещество смешивается с реагентом-нейтрализатором и выдерживается определённое время. Практически от ОВ ничего не остаётся, но и эту реакционную массу «уничтожают» ещё раз, подвергая высокотемпературной обработке. Получаемые сухие соли по степени опасности сопоставимы с обычными минеральными удобрениями. Рассматриваются варианты использования их промышленностью. Технологии настолько эффективны, а система безопасности так тщательно проработана на нескольких уровнях, что ни одного случая за 10 лет деятельности упомянутых выше объектов, повлёкшего выброс боевого отравляющего вещества или продуктов его деструкции, не зафиксировано. Ни один человек от химического оружия не пострадал. Отечественная разработка применена и для уничтожения БСК. Её авторы – учёные ОАО «КНИИМ», ФГУП «ГНПП «Базальт», специалисты ОАО «ГНПП «Химмашстарт-Старт» и других подрядных организаций – работали под руководством Федерального управления по безопасному хранению и уничтожению химического оружия. Генерал-полковник Капашин лично курировал проект.

Условно технологические операции при уничтожении боеприпасов сложной конструкции можно разделить на три стадии. На первой из них поданный на технологическую линию БСК разбирается, из него извлекаются вставные элементы. При помощи мощных рентгенов проверяются взрыватели. Все они должны находиться не во взведённом состоянии. После этого боеприпас подаётся на автоматическую линию расснаряжения.

– А если вдруг обнаружится, что в боеприпасе взведён взрыватель? – поинтересовались журналисты у генерал-полковника Капашина при беседе.

– Мы проверили все без исключения боеприпасы сложной конструкции на объекте «Марадыковский», – ответил он. – Ни одного случая обнаружения взведённого взрывателя не было. На объекте «Леонидовка» проверяем также всё при поступлении на линию расснаряжения. Если обнаружим вдруг боеприпас со взведённым взрывателем, будем уничтожать его, как аварийный, в последнюю очередь.

На второй стадии происходит извлечение из боевого элемента отравляющего вещества (оно может быть двух видов: типа ви-икс или зоман), которое направляется в реактор, где подвергается обработке специальным реагентом. Боеприпас же далее поступает в камеру подрыва, где на третьей стадии при высокой температуре происходит взрыв (или выгорание) боезаряда. Вторая и третья стадии совершаются без участия человека при помощи автоматики. Камеры расснаряжения и подрыва способны выдержать 10-кратную нагрузку по взрывчатому веществу. Одновременно в них может находиться только 1 боеприпас. Это обеспечивает безопасность работающего персонала.

Пуско-наладочные работы на комплексе по уничтожению боеприпасов сложной конструкции в Леонидовке длились 72 часа.

По традиции первой, пробной сменой уничтожения БСК лично руководил начальник Федерального управления генерал-полковник Валерий Капашин с участием всех своих заместителей. В надёжности и безопасности установки сомнений ни у кого не было. Однако, как выяснилось, многочисленные тренировки на муляжах, которые проводили рабочие смены (офицеры объекта), отличались от процедуры с реальным боеприпасом. Из-за многолетнего хранения часть оперения вставного элемента, изготовленная из полимерных материалов, потеряла эластичность. Как неуклюжий медвежонок с распростёртыми лапками, он цеплялся за стенки тоннеля, по которому его подавали в камеры расснаряжения и подрыва. Компьютер в соответствии с заложенным в нём программным обеспечением тут же останавливал технологическую линию. Потому с первым боеприпасом пришлось повозиться. Немного волновались и руководители, и персонал. Как и журналисты, международные наблюдатели, представители правительства Пензенской области и федеральных министерств. И всё в конечном итоге получилось, пусть и с небольшой задержкой.

– На то они и пуско-наладочные работы, – скажет потом на пресс-конференции генерал Капашин. – Главное, что сам подрыв боезаряда прошёл в штатном режиме и подтвердил расчётные параметры…

В 2012 году Федеральное управление по безопасному хранению и уничтожению химического оружия досрочно выполнило гособоронзаказ.

Дмитрий Андреев

Источник: ВПК.name – Новости Военно-Промышленного Комплекса России